ПУБЛИЦИСТИКА на злобу дня

Объем экспорта петербургских предприятий вырос на 10%

Сообщение azariev » Пн май 23, 2016 8:14 pm

Петербургские предприятия за январь – март увеличили поставки за рубеж на 10,3%, до 3,03 млрд долларов США, следует из материалов Петростата. Поставки в страны СНГ составили 60 млн долларов, поставки в страны дальнего зарубежья — 2,97 млрд долларов.
http://www.fontanka.ru/2016/05/23/149/?feed
Объем импорта в Северную столицу составил 4,3 млрд долларов, что на 1,5% больше, чем в первом квартале 2015 года. Поставки из дальнего зарубежья обошлись компаниям в 4,25 млрд долларов, из СНГ — в 42 млн.

Всего внешнеторговый оборот в январе – марте составил 7,3 млрд долларов, что на 5% больше, чем год назад.
azariev
 
Сообщения: 2634
Зарегистрирован: Ср ноя 14, 2012 6:59 am

Официальный уровень безработицы в Ленобласти стремится к нул

Сообщение azariev » Вт май 24, 2016 11:22 am

Федеральная служба статистики зафиксировала снижение уровня безработицы в 47-м регионе до 0,45%.
http://47news.ru/articles/103530/
По данным комитета по труду и занятости населения Ленинградской области, только за минувшую неделю новую работу получили более 300 человек. Число запросов от работодателей постоянно увеличивается, утверждают чиновники. На сегодняшний день служба занятости предлагает более 15 тысяч вакантных рабочих мест.
"Особое внимание уделяется ситуации с трудовыми ресурсами в моногородах области. Как свидетельствуют данные статистики, в городе Сланцы, где в прошлом был высокий уровень безработицы, процент нетрудоустроенных граждан составляет 1,5%. Такого результата удалось добиться за счет диверсификации рынка труда и открытия новых производств. Один из самых низких показателей безработицы зафиксирован и в Пикалево. И в ближайшее время в городе появятся дополнительные вакансии. В рамках пикалевского индустриального парка откроются предприятия легкой промышленности, где будут работать около 300 человек. Уже сейчас будущие швеи получают необходимые навыки в рамках программы профобразования", - оптимистично уверяет пресс-служба губернатора и правительства Ленобласти в официальном пресс-релизе.
"В Ленинградской области один из самых низких показателей по безработице в стране, - в свою очередь отмечает председатель комитета по труду и занятости населения Алексей Брицун. - Регион вовремя диверсифицировал экономику и сегодня мы имеем возможность оперативно реагировать на временные трудности в той или иной сфере производства, быстро подыскивать гражданам новые места работы, а также содействовать их желанию открыть собственное дело".
azariev
 
Сообщения: 2634
Зарегистрирован: Ср ноя 14, 2012 6:59 am

Очереди на Largus превышают возможности АвтоВАЗа

Сообщение azariev » Вт май 24, 2016 12:59 pm

Потенциальные покупатели фургона Largus в ближашее время не смогут приобрести вожделенный автомобиль – дилеры последние три месяца не принимают заказы. Предприятие не успевает выпускать популярную модель в достаточном количестве.
http://spbvoditel.ru/2016/05/24/020/
Что касается других модификаций "Ларгуса", ожидать их клиентам тоже приходится около двух месяцев – прием заказов сейчас идет на июль, отмечает издание.

В АвтоВАЗе не отрицают, что заказы дилеров не выполняются. Спрос существенно превысил ожидания, оправдывается завод, объясняя такой ажиотаж низкой ценой на машину относительно ее аналогов других марок – стоимость "Ларгуса" составляет около полумиллиона рублей.
azariev
 
Сообщения: 2634
Зарегистрирован: Ср ноя 14, 2012 6:59 am

Рынок новых грузовых автомобилей в апреле показал рост на 14

Сообщение azariev » Вт май 24, 2016 3:28 pm

http://spbvoditel.ru/2016/05/24/037/
Лидером грузового рынка по-прежнему остается российский производитель KAMAZ, на долю которого приходится почти 40% от общего объема. В количественном выражении это соответствует 1,7 тыс. штук – на 42% больше, чем год назад. На втором месте располагается другой отечественный бренд – GAZ, показатель которого составил 720 автомобилей (+24,6%). Замкнула первую тройку также российская марка – URAL (286 шт.; +19,2%). В пятерку лидеров попали еще белорусский MAZ (271 шт.; -11,1%) и отечественный NEFAZ (196 шт.; +117,8%).
azariev
 
Сообщения: 2634
Зарегистрирован: Ср ноя 14, 2012 6:59 am

Северная верфь сменила убыток на прибыль

Сообщение azariev » Ср май 25, 2016 2:22 pm

По итогам первого квартала судостроительный завод «Северная верфь», входящий в Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК), получил чистую прибыль в 1,1 млрд рублей, говорится в отчетности компании. Для сравнения: за аналогичный период прошлого года предприятие получило убыток в 398 млн рублей. Выручка компании за январь-март составила 5,1 млрд рублей, тогда как за январь-март прошлого года – 2,5 млрд рублей.

Как пояснили «Фонтанке» в пресс-службе «Северной верфи», «в 2016 году завод не заключал новых контрактов, а прибыль получена за счет дохода от экспортной деятельности предприятия».
http://www.fontanka.ru/2016/05/25/105/
Сейчас предприятие также выполняет текущие контракты с министерством обороны РФ. В частности, строятся фрегаты проекта 22350 (головной фрегат «Адмирал флота Советского Союза Горшков» проходит испытания в северных широтах, еще три фрегата этой серии строятся). Также идут работы по созданию четырех корветов («Гремящий» и «Проворный» по проекту 20385, «Ретивый» и «Строгий» по улучшенному проекту 20380), судов тылового обеспечения («Эльбрус», «Всеволод Бобров» и «Капитан Шевченко»), судна связи «Иван Хурс».

«В этом году сдаем заказчику судно тылового обеспечения «Эльбрус», Фрегат «Адмирал Горшков» поступит в распоряжение ВМФ России в декабре 2016 года», – уточнили в пресс-службе.
azariev
 
Сообщения: 2634
Зарегистрирован: Ср ноя 14, 2012 6:59 am

Плохо живем...?

Сообщение azariev » Чт май 26, 2016 8:58 am

Средневзвешенная цена проданного нового автомобиля по итогам первого квартала 2016 года в России составила 1,36 миллиона рублей.
https://www.autostat.ru/
azariev
 
Сообщения: 2634
Зарегистрирован: Ср ноя 14, 2012 6:59 am

Об изменении статуса ДАЧНЫХ участков

Сообщение azariev » Чт май 26, 2016 9:02 am

"В Государственную думу внесли законопроект, который может перевести все дачи и дачные участки в России из категории земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель населенных пунктов, сообщает "Российская газета". Это означает, что дачи могут признать жилыми домами, а всех дачных собственников освободить от земельного налога, утверждает издание. В этом случае региональным властям придется включить территории садоводческих товариществ и дачных кооперативов в состав городов, поселков и деревень. В результате государство будет обязано за счет бюджета обеспечить дачников транспортом, уборкой территории и социальной инфраструктурой — школами, детсадами, больницами, поликлиниками и всеми остальными учреждениями, сказано в публикации.

Законопроект разработал депутат от фракции "Справедливая Россия" Олег Нилов. На данный момент документ еще не прошел первое чтение; поддержат ли другие депутаты инициативу Нилова, пока неизвестно. Если законопроект примут в существующей редакции, новые нормы вступят в силу 1 января 2017 года.

В настоящий момент к населенным пунктам относятся только 3,5% дач в России, пишет "Российская газета". Такова доля дачных участков, расположенных на территории существующих городов, поселков и деревень. Остальные дачи находятся на сельскохозяйственных землях, сказано в публикации. "Садоводы и огородники вынуждены уплачивать земельный налог, но при этом не получать от государства поддержки. [Это] является серьезнейшей несправедливостью", — говорится в пояснительной записке к законопроекту"...

http://realty.rbc.ru/articles/23/05/201 ... gism_top14
azariev
 
Сообщения: 2634
Зарегистрирован: Ср ноя 14, 2012 6:59 am

Прославились, епта...

Сообщение azariev » Чт июл 21, 2016 12:18 pm

http://spbvoditel.ru/2016/07/21/014/
https://new.vk.com/spb_today?w=wall-68471405_4361239
Вот такой вот пьяный рассекал вчера по садоводству Новая Ропша, там и наши дети на велосипедах, и семьи с колясками. Въехал, причем это надо умудриться так было, в стену магазина, Зовут его, ну из видео слышно, Евдокимов Юрий Павлович. Хундай Солярис С163хх /178. Сначала пьяный выпал из машины, повалялся там часок, потом на карачках дополз обратно, сел, как смог, пытался ехать, но хорошо ему до этого провода на аккумуляторах сняли. Вот из-за такого быдла пьяного, потом новости и читаем про сбитых людей. В полицию позвонила,(пол-часа дозвона-"вас насилуют-нажмите 1, вас грабят, нажмите 2, вас убивают нажмите 3, и вообще все операторы заняты" а им по фиг. Так никто и не приехал в итоге....

видео
https://new.vk.com/video39357004_456239 ... 4f246b55f8
Вложения
Снимок.PNG
Снимок.PNG (177.13 КБ) Просмотров: 1010
Снимок.PNG
Снимок.PNG (476.97 КБ) Просмотров: 1012
azariev
 
Сообщения: 2634
Зарегистрирован: Ср ноя 14, 2012 6:59 am

Re: ПУБЛИЦИСТИКА на злобу дня

Сообщение begemot912 » Ср июл 12, 2017 6:01 am

Ничейная экономика
Мария Портнягина узнала, что бесхозяйные мосты, дороги, водопроводы и электросети в России не экзотика, а целая система

10.07.2017
О теневых схемах в экономике и неформальной занятости в России давно известно: об этом рассуждают эксперты и даже признают "факт наличия" официальные лица. Между тем вне поля зрения государства остаются сотни тысяч бесхозяйных (даже термин есть такой) объектов в стране, которые формально никому не принадлежат, но по факту — активно эксплуатируются. Речь идет о ничейных — в самом прямом смысле этого слова — дорогах, мостах, энергосетях, трубопроводах и прочих элементах инфраструктуры. Сводной цифры, позволяющей представить себе размеры ничейной экономики, в России нет. Хотя, чтобы представить масштаб явления, достаточно пары примеров: у 30% проблемных дорог в Подмосковье нет официального хозяина, а в целом по России каждая пятая дорога — ничья; в стране сотни населенных пунктов, которые уже четверть века не платят за электроэнергию — платить некому, поскольку сети — ничьи. Как это стало возможным и кому такая ситуация выгодна, разбирался "Огонек"

Мария Портнягина

Даже на увеличенной карте Тульской области Подосинки — крохотная точка в самом центре. А в жизни это деревня в 100 домов и 400 жителей. От нее до "большой земли", трассы Тула — Рязань, всего 4 километра. Но, на беду деревенским, с 2010-го расстояние стало впятеро больше — 20 километров. Дело в том, что короткий путь пролегает через реку Шиворонь, и деревянный мост, построенный еще в советское время, рухнул. Тогда-то и выяснилось, что ремонтировать, а по-хорошему строить новый, попросту некому: мост — бесхозяйный.

С тех пор путь к цивилизации у местных только в объезд. Дольше дорога теперь и у ребят: своей школы в деревне нет. Скорую, пожарных приходится дожидаться, скрестив пальцы. Но и в обычной ситуации жители сетуют: 20 километров туда, 20 обратно — это же какой расход топлива! Жалобы властям результата не дали: за ничейный мост никто не отвечает.


"Экономика не может жить в бескультурье"
В России начался парад экономических программ. Может ли вообще экономика страны развиваться по написанным и утвержденным государственным программам? "Огонек" расспрашивал об этом Евгения Гавриленкова, заведующего кафедрой прикладной макроэкономики НИУ ВШЭ, партнера Matrix Capital
Через год после аварии, как пришло тепло, взялись всей деревней (благо среди жителей хватает молодых и среднего возраста, работающих), собрали больше 120 тысяч рублей, закупили бетон, арматуру, завозили их на своих тракторах, грузовиках, работали по вечерам почти все лето 2011-го — мост наладили общими усилиями. Посодействовали и муниципальные власти, выделив 100 тысяч рублей из фонда, аккумулирующего "добровольные пожертвования" от местных бизнесменов. Но переправа эта временная и для пешеходов. Жители Подосинок меж тем не теряют надежды довести мост до ума и уже 6 лет как обивают пороги администраций всех уровней. Только у муниципальной — "денег нет", а начальству повыше, похоже, не до этого. Мост же по-прежнему ничей...

— У бесхозяйных объектов (если соблюдать юридическую точность) нет собственника, они не зарегистрированы ни в каких официальных реестрах, значит, формально не существуют,— объясняет "Огоньку" социолог Ольга Моляренко из фонда "Хамовники", автор проекта "Невидимая инфраструктура".— В целом оценить, сколько ничейного имущества в стране, практически невозможно. Тем не менее мы заинтересовались этим вопросом, наше исследование охватывает 59 регионов.

Проект "Невидимая инфраструктура" стартовал в марте 2016-го и будет завершен в конце 2018 года. Как признаются его авторы, они не планировали предавать огласке результаты до окончания работ, но потом решили рассказывать о своих находках "порционно" — масштабы явления потрясали. Теперь за проектом следят и коллеги-ученые (от социологов до антропологов, географов и экономистов), и СМИ (одним из первых о проблеме написал журнал "Деньги" в начале нынешнего года).

В конце июня состоялась первая презентация сводных данных, описывающих размеры ничейной экономики в России. Выяснилось, что речь идет не об эпизодах, а о системе — бесхозяйные мосты, дороги, водопроводы и прочие важные объекты встречаются в России повсюду: в провинции и больших городах, от Калининграда до Приморья...

Эх, дороги...

Можно даже вглубь страны не забираться. Вон под носом у столицы, в Московской области, недавно только официально насчитали 560 проблемных дорожных участков. Так из них половина — муниципальные, 20 процентов — региональные, а у 30 процентов официально хозяина нет.

По данным фонда "Хамовники", в целом по России сегодня каждая пятая дорога ничья. А до 2014 года ситуация была и того плачевнее, но с того момента финансирование муниципальных дорожных фондов стало зависеть от протяженности дорог на подотчетной им территории, так что ради дополнительных денег предприимчивые муниципалитеты потратились на оформление в свою собственность имевшихся бесхозяйных дорог. Однако эти частные случаи не меняют картины в целом.

Причина появления большинства неучтенных дорог — их пограничное положение. Обычная история — автомобильный переезд через железнодорожные пути, когда не было решено, кто отвечает за него — железнодорожники или местная власть. Или, например, проезд, проложенный от городской дороги к федеральному перинатальному центру: чей он? Или в буквальном смысле пограничная дорога — трасса Выборг — Светогорск в Ленинградской области, ведущая к границе с Финляндией.

Дальше — больше. Ничейные улицы частного сектора — проблема, в частности, в Новосибирске и Перми. Зачастую не оформлены, без собственника дороги, ведущие к дачным и садоводческим товариществам. Исследователи фиксируют эту проблему, например, в Подмосковье, Сахалинской, Астраханской, Омской областях, Удмуртии. "На местном уровне обещания политиков дачникам отремонтировать и благоустроить эти дороги — частый ход в предвыборной борьбе, ведь это насущный для них вопрос,— замечает Ольга Моляренко.— Правда, это так обещанием, как правило, и остается".

Большая проблема — бесхозяйные придомовые проезды многоквартирных домов. Часто собственники такого дома оформляют землю по границам строения без прилегающей территории с дорогами. Жители уверены, что обслуживать их обязаны муниципальные власти, те же считают ответственными за них самих жильцов или управляющие компании. Как следствие, ничейные проезды некому расчищать, и заметнее всего это становится в снежную зиму.

К бесхозяйным относятся и незарегистрированные дороги, проложенные к недавно построенным микрорайонам или домам. Бывает, что муниципалитеты годами тянут волынку с легализацией таких дорог, отчасти из-за дороговизны процедуры оформления. Исследователи приводят в пример дорогу к Губернскому микрорайону в подмосковном Чехове и около 40 дорог в Приморском районе Санкт-Петербурга.

Особая история — дороги, ведущие к земельным участкам, которые бесплатно выделяются многодетным семьям. Нередко такие участки не снабжены инфраструктурой — нет электросетей, водоснабжения, подъездных коммуникаций. Семьи вскладчину прокладывают дорогу, как это случилось, например, на территории Петрозаводска, однако власти не берут ее на баланс, и получается, что она бесхозяйная.

Немало ничьих дорог общего пользования, которые расположены на ведомственных землях, прежде всего Минобороны. Это беда многих военных городков. Муниципальные власти не могут оформить их на себя, так как для этого нужно иметь в собственности земельные участки, по которым эти дороги пролегают, а для министерства, владеющего этими участками, дороги — непрофильная сфера, и выходит, что на их содержание тратиться не надо.

Ничейными бывают дороги к ведомственным объектам. Вот пример: от Волгодонска до расположенной в 16 километрах Ростовской АЭС ведет дорога, которая никому не принадлежит, за которую никто не отвечает. А все потому, что когда происходило акционирование станции, непрофильное имущество, и эта дорога в том числе, должно было быть передано местным властям, только этого почему-то не произошло.

В исследовании приводится отдельным примером ситуация с национальным парком "Нижняя Кама" в Татарстане. В советское время дороги, расположенные на его территории, строил и ремонтировал "КамАЗ", но после распада Союза и формирования нацпарка они оказались без хозяина, при этом активно эксплуатируются. Сегодня плохое состояние этих дорог — частый сюжет в местной прессе: повод — ДТП со смертельным исходом.

Страна Зеро

— Бесхозяйные дороги, мосты, котельные, водопроводы, энергосети и другая инфраструктура — это постсоветский феномен,— подчеркивает завкафедрой местного самоуправления НИУ ВШЭ Симон Кордонский.— После распада СССР массово банкротились или реорганизовывались совхозы, колхозы, промышленные предприятия. И объекты, которые для этих организаций были непрофильными, списывались с баланса попросту "в никуда".

Подобным же образом поступали с непрофильной инфраструктурой военные и исправительные учреждения. Предполагалось, что "скинутое с баланса" имущество перейдет муниципалитетам, но так происходило не всегда. Процедура оформления в собственность сложная и по стоимости для муниципального бюджета зачастую неподъемная. К тому же местные администрации не спешили брать ответственность за объекты, особенно в полуаварийном состоянии.

Неразбериха 90-х — ключевая, но не единственная причина появления бесхозяйственности. Исследователи из фонда "Хамовники" также отмечают, что в постсоветской России часто меняются нормы оформления собственности, поэтому в том, чей объект, чья земля под ним, порой очень сложно разобраться. А без ясности в этом вопросе, бывает, невозможно поставить объект на кадастровый учет.

Бесхозяйные мосты, дороги, водопроводы и другие жизненно важные инфраструктурные объекты встречаются в России повсюду. В провинции и больших городах. От Калининграда до Приморья

Бесхозяйными объекты становятся и в нынешнее время. Допустим, при постановке на кадастр земель гослесфонда с помощью спутникового метода неучтенными и в результате бесхозяйными оказываются дороги, кладбища, детские лагеря в лесном массиве: из космоса их не видно. Или другой пример: при оптимизации муниципальных образований (объединении поселений, преобразовании муниципальных районов в городские округа — эта практика наиболее заметна в Подмосковье) случается, что дороги, мосты и другие объекты, состоящие на балансе муниципалитетов, но не учтенные в официальных реестрах, банально теряются при бумажной волоките и оказываются ничьими.

Исследователи отмечают, что нет какой-то географической или экономической зависимости: бесхозяйная инфраструктура встречается везде — и в благополучных, и в дотационных регионах. Номенклатура ничейных объектов обширна: помимо упомянутых дорог и мостов это также водопроводы, водонапорные башни, водозаборы, котельные, объекты геодезической сети...

— Межевание территории может проводиться несколькими способами: спутниковым, картографическим и геодезическим,— поясняет Ольга Моляренко.— В последнем используются специальные метки, расположенные на данной территории, поэтому он считается наиболее точным. Так вот, по регионам доля бесхозных меток составляет от 30 до 70 процентов. С такими показателями логично, что возникают вопросы к качеству кадастровой оценки.

С теми же дорогами, считают авторы исследования, тоже не все гладко. По их предположению, ежегодное увеличение протяженности автодорог в России, о котором отчитывается Росстат, связано не только со строительством новых трасс — с легализацией бесхозяйных дорог, которые подпадают под учет, тоже. Судите сами: за 2003-2015 годы, по данным Росстата, протяженность автодорог общего пользования с твердым покрытием в стране выросла на 504 тысячи километров; из них было введено в действие (то есть новых) только 30,3 тысячи километров. По экспертной оценке, остальной прирост в основном дал учет бесхозяйных дорог на региональном и муниципальном уровнях.

О ничейной экономике много рассказывает и социолог Юрий Плюснин, исследующий неформальные виды занятости ("Огонек" писал о них в N 23 за 2015 год). Он, в частности, упоминает о бесхозных электросетях, которые встречались ему во время научных экспедиций по российской глубинке: "В стране есть целые населенные пункты, которые больше 25 лет вообще не платят за электроэнергию. Например, в Карелии, Мурманской, Костромской, Вологодской областях. Обычно это поселения, где живут 200-300 человек. Бывает больше — до тысячи жителей. История типичная. Допустим, был колхоз, который в свое время провел линию электропередачи, в 90-е колхоз развалился, линия осталась, люди пользуются. Все это фиксируется как потери в сети и, по сути, идет в счет других плательщиков. Но даже если допустить, что жители таких поселений захотят за электроэнергию платить, окажется, что некому: линии ничейные".

— Подобные объекты по закону не существуют, но ими пользуются, их даже как-то содержат,— добавляет Симон Кордонский.— Выходит, что бесхозность многих устраивает и даже помогает выживать. Однако бывают абсурдные случаи. Например, в Брянской области, где один священник взял в аренду земельный участок сельхозназначения, это по бумагам, а фактически на нем расположено кладбище, которое официально не зарегистрировано. Так вот теперь он берет плату за возможность захоронения на этой земле...

Кто хозяин?
Цифры

Наиболее показательные данные о масштабе ничейной экономики в России

Более 85 процентов из 600 тысяч кладбищ являются бесхозяйными. Официально в стране зарегистрирована 81 тысяча кладбищ, открытых для захоронений (данные Минстроя за 2016 год).

20 процентов автодорог формально не имеют собственника.

От 30 до 70 процентов (в зависимости от региона) составляет доля ничейных объектов геодезической сети — меток, с помощью которых ведется межевание земельных участков и кадастровая оценка.

Почти 50 процентов распределительных газопроводов не поставлены на баланс. По оценке Института национальной энергетики, 22 процентами владеют юридические и физические лица, 18,4 — регионы, 10,9 — муниципалитеты.

Источник: фонд "Хамовники", НИУ ВШЭ, "Независимая газета", соб. инф.

Не упокоиться с миром

Именно кладбища, а еще военные захоронения и мемориалы — самые распространенные бесхозяйные объекты в России. Минстрой в 2015 году насчитал в России 73 тысячи кладбищ, открытых для захоронений, а в 2016-м, по данным этого же ведомства,— уже 81 тысячу. Откуда прирост?

А все оттуда же: новые показатели включают прежде бесхозяйные кладбища в населенных пунктах, где с отчетностью дела, видимо, налаживаются. Но вот данные статистики Союза похоронных организаций и крематориев: в стране примерно 600 тысяч кладбищ. Выходит, что у нас 85 процентов "последних приютов" — бесхозяйные? Эксперты разъясняют: именно так и получается. Прежде всего из-за ситуации в сельской местности, где "ничейные" погосты располагаются в основном на землях сельхозназначения и гослесфонда.

Фактически мы имеем дело с теневым управлением бесхозяйной инфраструктурой на местах. Так оказывается выгоднее, чем оформлять официально неучтенное имущество в собственность

— В России, в принципе, 90 процентов похоронной индустрии находится в тени, а бесхозяйные кладбища — это часть проблемы,— замечает социальный антрополог Сергей Мохов, исследующий рынок ритуальных услуг, главный редактор журнала "Археология русской смерти".— Из-за этого возникает масса коллизий.

Например, перевод земельных участков из категории сельскохозяйственных в годные для жилищного строительства (это особенно актуально для регионов с высоким спросом на землю, той же Московской области). В результате неучтенные кладбища на таких участках просто сравнивают грейдерами с землей для строительства коттеджных поселков на этой территории. И родственники захороненных там людей сделать с этим ничего не могут.

Другой случай — кладбища в лесном массиве. Дело в том, что до принятия в 2006 году нового Лесного кодекса существовала категория лесов, переданных в управление сельхозорганизациям, которые допускали размещение на их территории кладбищ. После 2006-го все леса перешли в ведение Рослесхоза, и при кадастрировании сельхозлесов эти кладбища оказались неучтенными. Это опять же создает кучу проблем родственникам захороненных на них людей. Допустим, на таком кладбище упало дерево, придавило могилы с памятниками. Убравшего это дерево признают самовольщиком, и если вдруг эту потерю гослесфонда оценят больше чем в 5 тысяч рублей, то виновнику грозит уголовное преследование. Чтобы этого избежать, в подобных (к слову, далеко нередких) случаях остается только договариваться с местными лесничими "по-хорошему".

Поселение N

Если у объекта нет собственника, это вовсе не значит, что объект никто не использует
Если у объекта нет собственника, это вовсе не значит, что объект никто не использует
Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ
Ключевая интрига в том, что бесхозяйные все эти объекты, как правило, только по статусу. На деле они активно эксплуатируются, а за содержанием "денежных" объектов следят.

— Фактически мы имеем дело с теневым управлением бесхозяйной инфраструктурой на местах,— замечает социолог Ольга Моляренко.— Через различные неформальные схемы и прежде всего личные связи решаются многие коммунальные вопросы. Так оказывается выгоднее, чем оформлять официально неучтенное имущество в собственность.

По словам эксперта, у большинства муниципалитетов просто нет денег на межевание территории под такими объектами, постановку их на кадастровый учет как бесхозяйных. Ведь процедура непроста: после легализации объекта должен пройти год, чтобы у тех, кто может на него претендовать, была возможность заявить о своем праве; и только потом в судебном порядке может быть оформлено признание неучтенки муниципальной собственностью.

Получается, что масштаб проблемы ничейности напрямую связан со слабостью муниципальных бюджетов. По статистике, 60-70 процентов их доходов — это дотации. То есть муниципалитеты обязаны платить государству за оформление собственности, и в то же время получают от государства средства на свою деятельность — карусель, по оценке экспертов, абсолютно бессмысленная. Ситуация вообще кажется безвыходной: от муниципальных властей ждут, что ничейные дороги, водопроводы, электросети будут исправно работать, но тратить деньги на их содержания из бюджета они не вправе — по закону это нецелевое расходование средств.

Однако, как это всегда в России бывает, лазейки находятся. На поддержание ничьей инфраструктуры, например, идут деньги из муниципального бюджета, предназначенные на благоустройство,— по сути, нецелевой расход, но по бумагам не придерешься. Еще один нелегальный метод — завышение цены контрактов для подрядных организаций органов местного самоуправления: они больше заработают, но в нагрузку получат бесхозяйные объекты, которые должны будут содержать. Или другой подход: подрядчику дается негласная гарантия получения контракта, а с него в ответ — "социальная ответственность". Это когда местный бизнес направляет деньги, материалы или трудовые ресурсы, например, на расчистку неучтенных дорог, ремонт ничьих мостов, даже покраску оградок и памятников на ничейном кладбище. Схема работает: ведь свой интерес предприниматели имеют, и порой немаленький. В исследовании описывается такой случай: за свою "благотворительность" местный бизнесмен получил по льготной цене в аренду муниципальную сельхозземлю, заросшую за годы простоя лесами, установил там лесопилку и стал зарабатывать на древесине — все стороны неформального договора остались довольны.

А еще широко распространены субботники с привлечением местных жителей к благоустройству бесхозяйных объектов. Люди с готовностью на это идут еще и потому, что сами зачастую против оформления по закону так называемой ресурсоснабжающей инфраструктуры (например, водопроводов, водонапорных башен, электросетей), так как опасаются значительного повышения тарифов после ее легализации.

— Надо понимать, что каждый действует исходя из своей выгоды: те же муниципалитеты, случается, судятся за то, чтобы оформить бесхозяйные объекты в собственность, но только если они представляют для них ценность,— говорит Роман Петухов из Высшей школы государственного управления РАНХиГС, старший научный сотрудник Института социологии РАН.

Хотя, добавляет эксперт, бесхозяйное имущество — это чаще бремя, потому что не дай бог муниципалитету нарваться на прокурорскую проверку. По своей инициативе или заявлению недовольного гражданина прокуратура сплошь и рядом (достаточно последить за региональной новостной хроникой) требует от местных властей привести в надлежащее состояние аварийные ничейные мосты или дороги на подотчетной им территории. Штука, однако, в том, что под "надлежащим состоянием" вовсе не подразумевается приведение в порядок имущественного статуса — вопрос решают с помощью описанных выше "неформальных подходов". С бесхозным-то оно всегда проще...

По ведомственной линии
Дословно

"Огонек" обратился к профильным ведомствам за разъяснениями по вопросу бесхозяйной инфраструктуры

Ответ Росавтодора:

"Федеральное дорожное агентство осуществляет полномочия по распоряжению автомобильными дорогами общего пользования федерального значения, включенными в перечень автомобильных дорог общего пользования федерального значения, утвержденный постановлением правительства Российской Федерации от 17.11.2010 N 928 "О перечне автомобильных дорог общего пользования федерального значения". За дороги регионального и муниципального значения отвечают местные власти — администрации региона или муниципалитета (города, области района и т.д.). В соответствии со статьей 225 Гражданского кодекса РФ: бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен либо, если иное не предусмотрено законами, от права собственности на которую собственник отказался; бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого они находятся, и относится исключительно к муниципальной собственности. Таким образом, дороги, называемые в запросе "бесхозными", относятся к сфере ответственности конкретного муниципалитета, который должен отвечать за их содержание и поддержание в техническо-эксплуатационном состоянии по действующим нормативам.

Так как к полномочиям Федерального дорожного агентства относятся исключительно федеральные трассы, то в части своей компетенции сообщаем, что протяженность автомобильных дорог федерального значения в России составляет 51,86 тысячи километров, из них в ведении Росавтодора — 49 тысяч километров, остальные 2,86 тысячи километров в ведении государственной компании "Автодор". К объекту управления Росавтодора также относятся 5762 единицы мостов и путепроводов, 45 автодорожных тоннелей, 268 пешеходных переходов.

За последнюю пятилетку количество построенных километров федеральных трасс увеличилось на 20 процентов по сравнению с периодом с 2008 по 2011 год. Введено в эксплуатацию почти 2 тысячи новых километров".

Ответ Росреестра:

"Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии на основании поступивших в ведомство заявлений от заинтересованных лиц проводит учет бесхозяйного имущества. К такому имуществу относятся здания, сооружения, помещения (объекты недвижимого имущества), которые не имеют собственников, или собственники которых неизвестны, или от права собственности на которые собственники отказались. Как бесхозяйное имущество могут быть в том числе учтены мосты и водопроводные башни (сооружения), водопроводы и газораспределительные сети (линейные сооружения). При этом Росреестр не ставит на учет бесхозяйные объекты, которые не имеют признаков зданий и сооружений (в том числе придомовые проезды, переезды через железнодорожные пути, кладбища).

В соответствии с законодательством регистрация прав на недвижимое имущество и постановка объектов недвижимости на кадастровый учет носит заявительный характер. Это означает, что проведение учетно-регистрационных процедур осуществляется в случае поступления заявления от заинтересованного лица. Подать заявление о регистрации объектов бесхозяйного имущества можно, обратившись в офисы МФЦ, отделы Федеральной кадастровой палаты, посредством электронного сервиса на официальном сайте Росреестра и другими предусмотренными законом способами.

В течение пяти лет, с 2012 по 2016 год (включительно), Росреестром принято на учет 170 251 объект бесхозяйного имущества. В том числе 48 433 нежилых зданий, сооружений (кроме линейных), помещений и 73 442 линейных сооружений. Устойчивой динамики в количестве учтенных объектов бесхозяйного имущества в описанный период не наблюдается. Наибольшее количество объектов учтено в 2012 году — 36 492. Наименьшее в 2014-м — 31 293".


Главные новости от «Ъ» вы можете получать в Одноклассниках
Журнал "Огонёк" №27 от 10.07.2017, стр. 14
Авторы: Мария Портнягин
begemot912
 
Сообщения: 2683
Зарегистрирован: Вс окт 09, 2011 11:36 pm

Комментарии к закону 217-ФЗ

Сообщение begemot912 » Чт сен 21, 2017 1:40 am

http://spb-dacha.ru/articles/193-kommen ... 17-fz.html

Комментарии к закону 217-ФЗ

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра,

через неделю, через месяц и через год.

А потом объяснить, почему этого не произошло.

Сэр Уинстон Черчилль

О новом законе или кто такие дачники
Ну вот – это, наконец, случилось – закон подписан Президентом. Казалось бы, все вопросы должны отпасть, дискуссии прекратиться, осталось лишь научиться жить под этим новым законом. Правда, вступает он в силу лишь через полтора года, и сразу напрашивается вопрос: зачем надо было так спешить с его принятием, закрыть все площадки публичных обсуждений (если таковые вообще существовали) — чтобы теперь выдохнуть и устроить полуторагодовые «каникулы»? С какой целью, если никаких действий по переходу к новому регулированию закон не предусматривает? Видимо, речь о том, чтобы принять его психологически. Сразу напрашивается мысль, что ничего хорошего дачников-садоводов не ждёт. Так чем же нас в итоге «одарили», чем новый закон принципиально отличается от прежнего?

Бросается в глаза уже название. Если прежний закон был о некоммерческих объединениях садоводов, дачников и огородников, то есть предметом регулирования были юридические лица, то название нового в корне изменилось – это уже закон о ведении гражданами садоводства и огородничества, причём особо подчёркнуто, что для собственных нужд. Иными словами, предметом регулирования, исходя из названия, должны являться именно отношения, возникающие в связи с ведением гражданами указанной деятельности. Прекрасно! Именно это и написано в статье 1 закона.

Однако радоваться рано. Читаем статью 2: Настоящий федеральный закон определяет особенности гражданско-правового положения некоммерческих организаций, создаваемых гражданами для ведения садоводства и огородничества в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Гора родила мышь: мы имеем всё тот же закон об юридических лицах – предмет регулирования не изменился, вторая статья закона противоречит первой и даже названию. Как-то даже и читать далее не хочется после такого начала, однако приходится – нам ведь по этому закону жить… Но уже ясно, что никаких иных отношений, кроме членских, в законе нет и быть не может, ведь упомянутые организации корпоративные, состоящие из членов. Как же в таком случае решена пресловутая проблема «индивидуалов», то есть не состоящих в членах добровольного объединения, однако ведущих садоводство или огородничество на его «территории» – проблема, не в последнюю очередь побудившая к принятию нового закона? Налицо интрига – это уже становится интересным. Мы ведь знаем, как «элегантно» решён этот вопрос Президентом Республики Беларусь: членом можешь ты не быть, но тогда и от участка изволь избавиться, иначе за тебя это другие сделают (Указ Президента РБ от28 января 2008 г. № 50 «О мерах по упорядочению деятельности садоводческих товариществ»).

Ну что ж – законодатель нашёл другой путь, не менее элегантный: можешь не быть членом, и даже участок тебе оставят, только будешь платить взносы в той сумме, какую установит общее собрание членов. То есть главное – это взносы (денежки). Платишь – ну и славно, не платишь – взыщем судом (у Лукашенко ещё проще — через нотариуса). Стоп-стоп, а как же равенство прав граждан независимо от членства и имущественного положения, гарантированное статьёй 19 Конституции РФ? А что такое общее собрание членов? А это, оказывается, орган юридического лица! Что же получается – юридическое лицо, действуя через свой орган, возлагает обязательства на гражданина, не состоящего с ним в отношениях? А как же статья 1 ГК РФ, согласно которой и юридические, и физические лица равны, и в отношениях действуют своей волей и в своих интересах? А тут получается, что воля-то чужая. Так бывает, но это уже отношения не гражданские, а властно-распорядительные. Так что, законом учреждён новый орган власти – товарищество? А не кажется ли уважаемому читателю, что это покушение даже не на кодекс, а на сами основы гражданского права? А ну как подобным правом будут наделены все юридические лица, вплоть до булочных и парикмахерских? Осталось только наделить их территорией.

Да, какая-то интересная получилась загогулина. Но мы пойдём дальше: коль скоро вопросы вызывает уже само название закона и предмет его регулирования, логично хотя бы попытаться разобраться и в этом. Что мы слышали с высоких трибун при обсуждении закона? Цитирую по выступлению депутата О.Д.Валенчука на пленарном заседании Госдумы 15.03.2017 (первое чтение законопроекта): «Ягод садоводы производят 90 %, картофеля — более 60, овощей и фруктов — более 50… ». Ну и красной нитью идёт утверждение, что садоводов у нас — более 60 миллионов. Довеском идут слова о продовольственной безопасности страны, об экологически чистой продукции… Короче, без садоводов мы просто вымрем с голоду, как динозавры, или отравимся израильской морковкой. В этой связи напрашивается первый и очевидный вопрос: если население питается с условных 6 соток (эта цифра — ещё один устойчивый мем), то чем в таком случае занимается Минсельхоз на оставшихся сельхозугодьях и почему в стране, озабоченной продовольственной безопасностью, нет никакого ведомства, отвечающего за садоводство? Пусть не ведомства, но хотя бы отдела какого завалящего? И что это за страна такая, что в ней не село кормит город, а горожане сами себя картофелем обеспечивают? Ведь дачники — это по определению горожане… Да и глаза меня не обманывают: много путешествуя по стране, что-то не вижу я за заборами «6 соток» плантаций, где бы производились те самые 60 % картофеля. В сёлах — вижу, на дачах — нет. А картофель, его ведь в банки не закатаешь, его хранить где-то надо. В городской квартире хранить его негде. Положим, я-то этот вопрос решил чисто инженерным способом, но таких — единицы. Так что извините, Олег Дорианович, но на все ваши слова отвечу словами Станиславского: «Не верю». Это ведь не собрание садоводов, где смету утверждают — давайте доказательства. Да и сам депутат оговорился, что Минсельхоз не верит этим цифрам, и парировал тем, что продукция эта — не товарная, по сводкам не проходит.

Однако так ли это в действительности? Ведь у нас в 2006-м году проводилась Всероссийская сельскохозяйственная перепись, проводятся также выборочные опросы. Логичным было бы и обратиться к этим данным, прежде чем выходить на трибуну, не так ли? Но есть опасность, что в таком случае слова будут уже не такими громкими — электорат не возбудится… Чем специалист отличается от дилетанта? Специалист оперирует и мыслит цифрами. К великому сожалению, в стране, где условные физики опущены до положения париев, на трибунах мы видим в основном «лириков»: артистов, спортсменов, журналистов, юристов. Не хочу сказать ничего обидного в чей-то конкретный адрес, но для них что 60 миллионов, что 60 % — просто звуки. Сам слышал как-то от одного из депутатов такие слова: «Растёт в тригонометрической прогрессии». Важна интонация, с которой это произнесено, а тут артистам и телеведущим нет равных, убедят кого хочешь. Однако, если мы хотим руководствоваться не эмоциями, а фактами, без цифр не обойтись. Посчитать производство ягод, конечно, задача не из простых, а вот с картофелем проще. Есть такая вполне себе авторитетная организация — Картофельный союз. Уж там-то знают об этой культуре всё. Цитирую по его сайту:

Сколько ни старались отучить русского человека сажать картошку, ничего не вышло. По данным Росстата, в 2014 году в России было собрано 31,5 млн тонн картофеля, из которых 25,3 млн тонн (80%) — в хозяйствах населения. В 1990-х показатель и вовсе приближался к 100%: в личных приусадебных хозяйствах, на дачах и огородах в 1993-1997 годах выкапывали по 30-35 млн тонн (пик пришелся на 1995-й).

Это делает РФ третьим по размеру производителем картофеля в мире (8% мирового производства) после Китая (96 млн тонн) и Индии (45 млн тонн). Далее идут Украина (22 млн тонн, данные 2013 года) и США (20 млн тонн).

Точность официальных оценок настораживает: как узнать, сколько в России огородов, да еще как на них растет картошка? В Росстате заверяют, что погрешность если и есть, то небольшая. Подсчеты основаны на итогах Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года (следующая пройдет уже в 2016-м) и дополняются выборочными интервью дважды в год. Согласно им, в РФ 23 млн личных индивидуальных и подсобных хозяйств (65% — в сельских поселениях и 34% — в городских) и 14 млн земельных участков садоводов, огородников и дачников.

В ЛПХ трудится 37-40 млн человек, что, по данным переписи, соответствует численности сельского населения. В садах и огородах — еще около 20 млн. Итого 60 млн человек, почти половина населения. Похожие данные приводит и ФОМ: 51% россиян имеют свой участок, почти все (47%) выращивают там овощи или фрукты, а 37% — картофель. С 2008 года число желающих выращивать увеличилось с 5% до 7%.

Большая часть картофеля, который производит население, выращивается на селе: на дачи, сады и огороды из-за небольшого размера земельных участков приходится не более 14%. В деревне нет источников дополнительного заработка, поэтому выращивание продуктов для себя действительно полезно. Даже с учетом того, что 50% урожая будет выброшено, при медицинской норме индивидуального потребления 110 кг в год с сельских 11 соток можно накормить трех-четырех человек (500 кг) — себя и детей, живущих в городе. А вот дачные 4 сотки прокормят, пожалуй, только того, кто их засеял.

Вот этим цифрам я верю. И садовых участков у нас, оказывается, не 60 млн, а лишь 14, и картофеля на них выращивается не 60 %, а максимум те же 14 %. А если взять Московскую область, то много ли вы видели на дачах картофеля? Так что же в таком случае сделали ораторы (О.Д.Валенчук в этом далеко не оригинален)? А очень просто ни поступили: к дачным участкам приплюсовали участки всех жителей села, вот и получилась такая убедительная картина. При этом с трибун горят о 6 сотках, а обычный размер приусадебного участка в селе — от 15 до 30 соток. От том же говорят и пропорции, извините за прямоту, вранья (это я пишу для тех, кто ещё понимает, что такое пропорция, хотя таких с каждым годом всё меньше). Впрочем, для этих людей приведённые выше цифры в комментариях не нуждаются.

Итак, что мы видим? Мы видим, что вклад дачников в производство сельхозпродукции совсем не так значителен, как его пытаются представить. С какой целью это делается? Полагаю, ответ тоже очевиден, если посмотреть на тех, кто это произносит. Произносят политики, делающие на этом карьеру. И это лишь статичная картина, а я ведь не случайно вынес в эпиграф изречение Черчилля — не меньшую роль играет динамика процесса. Как вы полагаете, производство сельхозпродукции в дачном секторе будет возрастать или падать? Я думаю, ответ очевиден всем, даже с учётом санкций. Если допустить обратное, то это уже национальная катастрофа: полное вымирание села (некуда сбывать продукцию, поскольку город сам себя кормит), а горожане вынуждены трудиться не только по месту основной деятельности, но и ещё и на даче «обеспечивать продовольственную безопасность страны». Неужели такую судьбу пророчат нам депутаты? Страшно ведь становится — вспоминаются голодные послевоенные годы, когда, собственно, и зародилось это «уникальное явление» — любительское «садоводство».

Ровно так же поступает депутат О.Д.Валенчук, по совместительству Председатель Союза садоводов России, с численностью членов своего союза. Не моргнув глазом, он те же мифические 60 миллионов записал в члены союза (пойди — проверь) и выступает теперь от их имени.

У читателя наверняка уже возник вопрос: с какой целью я так подробно этот вопрос рассматриваю? Отвечу китайской пословицей: путь будет очень длинным, если идти не в том направлении. Мне кажется, что именно это и происходит. В лучшем случае мы имеем дело с непониманием (что тоже не удивительно), в худшем — с демагогией, призванной лишь прикрыть истинные цели. Так что же это за «уникальное явление», если посмотреть на него в сегодняшнем виде и хотя бы в ближайшей перспективе?

Я впервые попал за границу в середине 90-х. Это была Болгария. И меня там спросили: «Вот все русские говорят о каких-то дачах, но никто не может объяснить, что это такое». Я покопался в своей памяти, вспомнил школьное «Пригорок Пушкино горбил… » (у меня по случаю как раз там участок был в то время), вспомнил сгоревшую на моих глазах бывшую дачу Шаляпина, доставшуюся какому-то алкоголику и едва не сгоревшему вместе с нею, попытался соотнести это с моими знаниями о жизни в «развитых капиталистических странах», да и ляпнул: «Дача — это вилла». Радости собеседников не было границ: наконец-то они получили понятный ответ: «О, мы знаем, что такое вилла! » Наверное, читатель сейчас улыбнётся, но я предлагаю хотя бы мысленно прокатиться по Рублёво-Успенскому шоссе или любой другой «Рублёвке», какие сейчас образовались вокруг каждого крупного российского города. Разве там стоят не виллы? Ах, да — там строят овощехранилища для хранения той продукции, о которой говорил депутат… Ну и шубохранилища заодно…

Прошу простить мой сарказм — истина, как часто бывает, где-то посередине. Но вот что касается исторической перспективы, то очень бы не хотелось верить, что перманентный кризис доведёт нас до того, что заботой, скажем, сотрудника банка станет выращивание картофеля для собственных нужд. А ведь дача у него, скорее всего, уже есть — хотя бы как ментальный символ благополучия, наравне с персональным автомобилем. Судя по тому, что мы наблюдаем в последние два десятка лет, картина как раз обратная: дача становится местом отдыха, а для многих — местом жительства. Власти же как-то быстро забыли ими же провозглашённую некогда программу «дача — второе жильё». Не за картошкой едут на дачу, а за чистым воздухом и общению с ещё не загаженной природой. Но кто-то по-прежнему — за картошкой, хотя нерентабельность этого процесса становится очевидной даже для самых яростных садоводов. Вот и пустуют некогда заветные 6 соток…

Таким образом, напрашивается второй вывод: когда-то в целом однородное советское общество расслаивается по имущественному уровню. Нет нужды объяснять, что у каждого уровня свои интересы. Пенсионер ещё будет выращивать морковку (если сможет), однако молодым и работающим надо совсем другое: доступное жильё и отдых. Соответственно и отношение к даче будет совсем разным. Первым нужны удобрения, семена и вода для полива, из инфраструктуры — какое-нибудь электричество и такая же дорога, а то и той не надо. Запросы вторых иные и качественно и количественно: питьевая вода, канализация, газ, оборудованные места отдыха и развлечений. Для постоянно проживающих — и того более: транспорт, детские сады и школы, магазины, учреждения культуры. Никакой Америки я тут не открыл — весь этот спектр можно и сейчас воочию наблюдать хотя бы в той же Московской области. Однако впечатление такое, что авторы закона живут где-то в другой стране. Или в нашей же, но лет так 30 назад… Был плохой 66-й закон, давайте примем хороший, но… для той же реальности и для тех же отношений. А их уже нет и быть не может… Если в очередной раз съязвить и попытаться ответить на вопрос болгарских друзей словами авторов закона, то получится примерно следующее: «Дача — это место деятельности юридических лиц», а если словами депутатов, то «зона сельхозпроизводства, где горожане производят большую часть плодоовощной продукции страны». Картина маслом.

Не надо быть провидцем, чтобы понять простое: попытки продолжать ту же концепцию, на которой был построен 66-й закон, обречены на провал. Это рассуждения о некоей общности, соборности, даже семейности садоводов, связанных формальным членством в объединении. Некогда то же пытались делать с колхозами… Имущественное расслоение — страшная вещь, и видеть это можно не только у нас. Разные интересы неизбежно ведут к конфликту, который так и называется — конфликт интересов. Он уже привёл к явлению, которое не обошёл вниманием никто из участвующих в обсуждениях — речь опять об индивидуалах. Закон уделил им много внимания, даже дал какие-то права, однако по сути поставил на них крест. Можно даже не расписывать, почему — об этом довольно красочно сказали и написали многие, причём не стесняясь в эпитетах. Но решило ли это проблему? Разумеется, нет, потому что лечили симптомы, а не болезнь. И неважно, чья партия в итоге победит: партия условных бедных, или же условных богатых. В любом случае выход у проигравших один — расставаться с участком. Сели, получается, не в свои сани. И опять мне возразят: а что в том плохого? Так ведь во всём мире — богатые живут в Беверли-Хиллз, бедные ютятся в фавелах. Но тогда почему этот закон был подан под лозунгом сохранения «уникального явления», если неизбежным следствием такого «сохранения» будет его разрушение? Да и одно дело — вынудить человека продать квартиру, сменив район на более престижный или наоборот, совсем другое — согнать его с земли, политой потом предков и своим собственным. Причем согнать, к гадалке не ходи, наименее социально защищённых, о защите которых так красочно говорят с трибун. В России связь человека с землёй имеет, не побоюсь этого слова, сакральный смысл. В отличие от пресловутой соборности. Что предлагает в этой связи закон? — Ничего. Он предлагает идеальный механизм разрушения: некое большинство проголосовало «за», остальные должны подчиниться. Демократический централизм в действии — кто-то против? Но демократический централизм — это, простите, не демократия, это разновидность тоталитаризма, разрушившего не только колхозы, но и весь социалистический строй. Правда, поняли это лишь единицы, а тут не место для столь глубоких рассуждений.

Так что же такое в конце концов за явление — дача, или, как теперь положено называть — садоводство для собственных нужд? К слову, что же так с дачниками-то обошлись, разжаловав их до садоводов? То-то на Рублёвке ликуют… Я вот бываю в одном дачном посёлке, там родственникам по наследству участочек достался. Площадь — один гектар. Не посёлка, а участка — все участки такие. Грибы в лесу растут, белки по деревьям скачут, на берегу водохранилища. Никто там ни картошку, ни морковку не выращивает — им это просто не нужно. Цветы и газоны… Кому денег не хватает, можно пол участка сдать и жить припеваючи. По ОПФ — потребительский кооператив. Теперь они станут СНТ? Нет, ну я понимаю, что суть отношений от названия не зависит, но ведь не садоводы же они! Тогда кто?

Ответ не надо долго искать, я его уже дал выше, попросту списав с географической карты: посёлок. Не юридическое лицо, а посёлок с названием. Однако это название не числится в реестре населённых пунктов Московской области, оно отражает лишь подлинную сущность явления. Я мог бы долго перечислять фамилии известных и знаменитых людей, имеющих или имевших (люди, к сожалению, не вечны) там недвижимость — их имена носят улицы посёлка. Все ведь знают, что просто так гектар земли никому не давали. А теперь их просто так — в садоводы, ведь существо отношений не зависит от того, гектар земли у владельца или лишь его 1/17? Но у меня гектара нет, а дачников, полагаю, никто не спрашивал и они по Пушкину — безмолствовали, пока с трибун вещали о картошке и соборности. Вот и огребли… Но сущность-то, тут я с авторами согласен, осталась.

Сущность эта проста, и она совсем не в том, в чём её продолжают видеть авторы закона. Не юридическое лицо объединяет этих граждан, а земля, точнее — территория, где компактно расположены участки владельцев. Когда принимали 66-й закон, была допущена, я считаю, роковая ошибка, когда территориальным по сути образованиям был присвоен статус юридического лица — бесплотной фикции. Я об этом говорил на Нулевых чтениях законопроекта в ОПРФ, о том же говорила Главный консультант КС Н.Филипенко: юридическое лицо — лишь средство для решения задач землевладельцев. Или, как это сформулировано в законе о МСУ 131-ФЗ, для решения вопросов местного значения. И от этой сути никуда не деться, потому что она уже висит в воздухе и лезет из всех щелей. Даже в законе, пусть и не сразу, но всё же сформулировали понятие территории, никак не обозначенной в 66-ФЗ и чуть ли не объявленной многими принадлежностью юридического лица (пассаж сам по себе интересный, но это уже достояние истории). Только определи эту территорию весьма оригинально: территория, границы которой определяются в соответствии с утвержденной в отношении этой территории документацией по планировке территории. Масло масленое с приправой из масла — территория без названия, но с документацией. Ещё одно лукавство, потому что формально в законе после долгих дискуссий всё же оторвали эту территорию от юридического лица, позволив гражданам обходиться без него, однако никакого иного статуса ни территории, ни владельцам участков закон не предоставил — они повисли в пространстве. Думаю, что даже мало кто понял эту «революцию»: теперь не садоводы будут жить в СНТ, а СНТ будет обслуживать садоводов. Кто такие «слуги народа», в России никому объяснять не надо. И бьюсь об заклад, что все эти территории получат однозначное название: территория СНТ. Да это прямо и следует из статьи 2 -гора родила ещё одну мышь.

Ещё одной яркой иллюстрацией территориальной сущности этих образований является опубликованный неделю назад Центром стратегических разработок (ЦСР) доклад о проблемах земельных отношений в России «Земля для людей». Цитирую по тексту в «Ъ»: при этом право на застройку в рекреационных поселках предлагается продавать на аукционе. Вот определение территории, отражающее действительную сегодняшнюю сущность: рекреационный посёлок. Я предлагал «садовое (дачное) поселение», что в сути — то же самое. Важны не слова, как с дачниками, а сущность — она в обоих случаях привязана к территории и имеет название. Очевидно, что к нему должен быть приложен и статус.

Следующий вопрос, который должен был бы решить закон — это управление данной территорией. По сути он ключевой, потому что земельные, градостроительные и иные отношения регулируются специальными нормами. Здесь сдвиг произошёл прямо-таки тектонический: создание СНТ закон рассматривает лишь как одну из возможностей управления — правда, уже не территорией, а лишь имуществом общего пользования (ИОП). «Общее пользование» — это такая тонкая вещь, как и вообще всё общее. Живут супруги, всё общее, а как начинают разводиться — тут такое начинается! Но именно развод и предлагает закон, иначе никакого ТСН не получится. Правда, поспешать закон не велит, в переходных положениях (ст. 54) написано: 15. Вопрос о безвозмездной передаче имущества общего пользования садоводческого или огороднического некоммерческого товарищества, являющегося недвижимым имуществом, принадлежащим товариществу на праве собственности, в общую долевую собственность лиц, являющихся собственниками земельных участков, расположенных в границах территории ведения гражданами садоводства или огородничества для собственных нужд, должен быть вынесен на рассмотрение общего собрания членов садоводческого или огороднического некоммерческого товарищества не позднее 1 января 2024 года. Семь лет отведено только на то, чтобы «вынести вопрос на рассмотрение», однако вынести — это ещё не значит решить. Складывается впечатление, что разработчикам приказали решить этот вопрос, вот они его и решили по методу Ходжи Насретдина: то ли шах помрёт, то ли ишак сдохнет. Да и как его решать в ситуации, которая сложилась после стольких шараханий с принадлежностью ИОП и пролонгаций пресловутой «дачной амнистии», в результате чего в некоторых СНТ и поныне собственников лишь единицы? И уж никакой логике не поддаётся определение ИОП в ст. 3, согласно которому принадлежность объектов капстроительства вообще не указана, однако при этом движимые вещи почему-то создаются или приобретаются исключительно для деятельности товарищества. Между прочим, энергетики, а за ними и Росреестр не считают электросети НН объектами капстроительства (недвижимостью)…

Сдаётся мне, утверждение о том, что СНТ является видом ТСН, так и останется декларацией, особенно в свете недавнего (года не минуло) Постановления КС от 10 ноября 2016 г. N 23-П, которым КС констатировал, образно выражаясь, что малоэтажная застройка — это не «многоэтажный дом, положенный набок». Имущественные отношения — совсем иные. И очень я опасаюсь, что уважаемый проф. Суханов — руководитель рабочей группы по реформированию главы IV ГК РФ — прольёт ещё одну горькую слезу, потому что не успели высохнуть чернила на поправках, как мы увидели то, с чем так пытался бороться профессор: не предусмотренную ГК форму юридического лица, деликатно названную «видом» (о, великий и могучий!).Точнее, старую, которую хотели уничтожить. Как тут не вспомнить незабвенное: «А получилось — как всегда». Всё тот же слегка перелицованный 66-ФЗ. Правда, исчезли партнёрства, дачники, садоводческие кооперативы, однако ТСН, думаю, не получится. К чему тогда этот закон?

Такой же пустой декларацией останется, уверен, статья 6, позволяющая вести садоводство и огородничество без создания товарищества. За огородничество ручаться не буду — для выращивания картошки, вопреки уверениям депутата Валенчука, товарищество не очень нужно. А вот что касается «рекреационных посёлков» (не правда ли, точное название?), то представить их без общего имущества невозможно, как и без в той или иной степени постоянных жителей. Всем этим надо управлять. Как? Закон даёт такой же лаконичный ответ, как и по всем вопросам, не повторяющим в той или иной степени 66-ФЗ: Граждане, осуществляющие ведение садоводства или огородничества без создания товарищества, осуществляют свою деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе самостоятельно взаимодействуют с органами государственной власти, органами местного самоуправления и иными организациями, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации. Ну так давайте и посмотрим, что нам в этой связи предлагает законодательство Российской Федерации.

Итак, что мы имеем? Мы имеем территорию, границы которой определяются в соответствии с утвержденной в отношении этой территории документацией по планировке территории. Имеем владельцев участков на этой территории, даже не имеющей названия. Нет названия — нет статуса. Грубо говоря, имеем толпу, а если деликатнее, то совокупность соседствующих граждан, не связанных ничем, кроме строки в адресе (и то, если его присвоят на территории без статуса). Я опять невольно скатываюсь в сарказм, потому что ровно в таком положении я нахожусь уже в течение многих лет, и эта поза мне знакома, как никому, возможно, иному. Даже более: территория имеет статус деревни, есть адреса, однако на этом всё и заканчивается. Эксперимент. который нам предлагает провести на себе законодатель, уже был задуман ещё в конце 80-х как федеральная Программа по возрождению малых и исчезающих деревень. Не удивлюсь, если жертвой этой задумки стали только мы, потому что её ещё и не начали реализовывать, как развалился СССР. Но мы успели… Суть программы заключалась в том, чтобы дать землю для ИЖС в таких деревнях жителям города, а финансовое обеспечение строительства поручить предприятиям и министерствам. Так сказать, отдать долги селу… В итоге эти долги нам пришлось отдавать из собственных карманов, и это продолжается по сей день. У меня даже хранится письмо главы поселения, адресованное Полномочному представителю Президента, где она пишет, что «деревня является неперспективной», поэтому все обязанности в отношении неё администрация с себя сняла. Как вы полагаете, в отношении садоводов она напишет иное? Так что тем, кто с вожделением смотрит в сторону ОМСУ, я уже в который раз скажу то же, что сказала глава нашего поселения — будем реалистами. Без явно выраженной воли государства рассчитывать на управление со стороны МСУ бесконечно наивно — мы для них чужие. Вот в Болгарии, где я недавно между делом изучал и этот вопрос, выражаются более деликатно: именуют гостями и учитывают интересы гостей в своих программах. Гости — они ведь деньги приносят… У нас тоже приносят, но в законе об этом — ни слова. Видимо, по принципу «да куда вы денетесь с подводной лодки», вы же якорем привязаны к своей земле — платите налоги и не рыпайтесь. А на все вопросы ответ один: «Вы за нас не голосуете».

Так какие ещё возможности предлагает нам «действующее законодательство»? Речь, напомню, идёт в первую очередь о решении общих вопросов — создании и содержании ИОП. ГК предлагает договор, в том числе договор простого товарищества. Договориться, как известно, можно всегда и обо всём, однако, к сожалению, не со всеми. А вот пользоваться ИОП будут все. Эта проблема только лишь начала намечаться в лице пресловутых индивидуалов, и посмотрите, какой всплеск негодования это вызвало, какими только эпитетами этих людей не награждали. А тут предлагается всем стать индивидуалами и договариваться? В семье-то договориться не все могут…

А нам ведь проще: закон о МСУ предусматривает такую форму местного самоуправления, как ТОС — территориальное общественное самоуправление. Чем же оно отличается от юридического лица? А только одним: юридическое лицо состоит из членов (избранных), а ТОС — из граждан на территории. Без ярлыков членов и индивидуалов. Все равны и все равнообязаны — разве не это декларируют авторы закона? Мы пытались это оформить, но даже эту инициативу администрация нам зарубила. И законодатель тоже не пошёл по этому, вроде бы очевидному, пути. А ведь это единственный способ уйти от так называемых «трёхчленных» объединений, в которые более никого не принимают. Всё, что сделано в ходе работы над проектом — число учредителей увеличили аж до 7. Однако в законе нет ни слова об обязанности принимать в члены кого бы то ни было ещё… Объяснить такое я могу лишь одним: власть в принципе против самоуправления, то есть формирования органов управления территориями снизу. А ведь садово-дачные объединения при всех их недостатках являют собой едва ли не единственный пример реально самоуправляемых территорий, и эту ветвь можно было бы развивать и совершенствовать, но именно как территориальное самоуправление. Увы и увы… Так для кого же принят закон: для народа, или же для учредителей тех самых «семичленных» объединений? Три или семь — большая разница?

И это при том, что наша страна ещё в 1998 году, буквально за неделю до принятия 66-ФЗ, ратифицировала Европейскую хартию местного самоуправления. Прочтите — она короткая. Именно на её основе был принят 131-ФЗ. Принят, но дачникам (садоводам, гостям, понаехавшим...) в нём места не нашлось. Не нашлось самоуправлению места и в новом законе. Возможно, кто-то подумает, что я зарапортовался и сам себе противоречу: разве объединение не является самоуправлением? Отвечу: нет и ещё раз нет, потому что юридическое лицо состоит из членов и самоуправляются только они, а для индивидуалов это уже управление внешнее. И управлять не принадлежащим ему имуществом юридическое лицо вправе лишь по договору с собственниками. Как это и прописано в ЖК РФ. Но для этого в законе должно быть указано, что эти собственники составляют гражданско-правовое сообщество, правомочное проводить собрания и принимать решения, в том числе по созданию ТСН, найму управляющей организации, распоряжению общим имуществом и т.п. Садоводам в таком праве отказано. СНТ (ТСН) создают любые граждане числом не менее семи. Остальные оказываются, как и ныне, лишь в статусе «ведущих хозяйство на территории». Проще говоря, гостей или приживалок. При этом совершенно очевидно, что авторы сами поняли эту нелепость и сделали некоторые реверансы в сторону индивидуалов, предоставив им ограниченные права, при этом предварительно отняв общегражданские. И всё бы ничего, если бы речь шла об одном-двух-десятке «отщепенцев», а ежели наоборот: 7 учредителей и 700 «отщепенцев»?

Что можно сказать в итоге? Есть довольные отдельными положениями закона — в основном это касается обязанности индивидуалов «платить за всё наравне». Насколько это согласуется с общими принципами права, я уже написал выше, но суть даже не в этом. Тем самым просто ликвидировали это «позорное явление, разрушающее нашу соборность». Конституция дама стойкая — не заплачет. У Лукашенко же не заплакала? Правда, Лукашенко так же бесцеремонно поступил и с энергетиками, обязав их принимать сети садоводов, У нас только господин Медведев что-то пообещал, однако тут же и забыл — занятой он человек… Остальные, похоже, не решились тронуть святое. С большим трудом удалось отбить поддержку властью, однако, как и в прежнем законе, власть лишь «вправе», но не обязана. Что это означает на практике, мы тоже уже знаем. В прочем же законом недовольны все, хотя и по разным, порой даже противоположным, основаниям.За исключением тех, кто к этому не имеет никакого отношения (при этом выступая от имени народа), да руководителей и сотрудников Союзов, имеющих с этого профит. Ну и тех, разумеется, кто по закону не жил и жить не собирается. Долго ли такой закон проживёт? — Вряд ли. И уж точно не решит годами копившихся проблем. Возможно, поэтому и вступление его в силу отсрочили: пока все ляпы вылезут на поверхность, чиновники уже сменятся? Как и с 66-м было — он же дитя без родителей, сын полка…

PS Потратил целый день на эту статью, а вечером в метро мне всучили «Вечёрку» (№ 70 за 3 августа 2017), и там написано буквально следующее: «В первую очередь всеми вопросами, связанными с новым законодательством, занимается руководство вашего садоводческого или огороднического товарищества. Эти вопросы практически не касаются простых дачников».
begemot912
 
Сообщения: 2683
Зарегистрирован: Вс окт 09, 2011 11:36 pm

Пред.След.

Вернуться в Общие вопросы

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2